Подпункт 2 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса гласит, что если по итогам проверки выявлена недоимка, которая числится более 3 месяцев, то ее могут взыскивать через суд с зависимых компании, если на них выводились активы. Инспекторы сегодня успешно раскрывают целые взаимозависимые сети и взыскивают недоимку с тех компаний, которые связаны с должником напрямую или косвенно. В рамках статьи рассмотрим несколько таких примеров.

Три взаимозависимых общества и банк

В начале года вышло определение Верховного суда (№ 303-КГ16-19317 от 26.01.2017), признавшее правомерность действий налоговых органов, которые предъявили требование уплатить недоимку за налогоплательщика кредитовавшему его банку.

Действующие лица: Компания 1, Компания 2, Компания 3 и Банк.

В отношении Компании 1 началась налоговая проверка. В это время была создана Компания 2, на которую были переведены все договоры и сотрудники Компании 1. Возглавлял обе организации один и тот же человек, также у них совпадал адрес.

Кроме того, Компания 1 имела несколько кредитов и не погашала их. Все они были выданы Банком. Тот, в свою очередь, никак не форсировал оплату долгов, а лишь продолжал кредитовать Компанию 1. Затем Банк переуступил эти долги Компании 2 по договору цессии. Чтобы оплатить задолженность, Компания 1 передала Компании 2 недвижимость, а та, в свою очередь, передала ее Банку в качестве оплаты договора цессии.

Инспекторы обратили внимание на то, что учредителем Компании 2 был работник Банка. Ее уставный капитал был сформирован за счет имущества Компании 3, руководителем и собственником которой числились акционеры Банка. Вишенкой на торте стал тот факт, что Банк сдал в аренду Компании 2 недвижимость, которую получил от нее же в качестве оплаты договора цессии. То есть того самого, владельцем которого изначально являлась Компания 1.

Взаимозависимость Компании 1, Компании 2 и Банка налицо. Суд это признал и обязал Банк уплатить недоимку по налогам Компании 1.

Требование уплатить налог на имущество за контрагента

Как известно, упрощенная система налогообложения (УСН) заменяет ряд платежей, в том числе налог на имущество юридических лиц. Чтобы его избежать, иногда реализуют такую схему: имущество перекидывается на компанию, применяющую УСН, а реальный владелец берет его в аренду. Однако налоговые органы не дремлют.

Действующие лица: Компания 1, Компания 2, несколько организаций на УСН (далее — Однодневки).

Компания 1 взяла в аренду автозаправки, а впоследствии решила их выкупить. Для этой цели были организованы Однодневки, руководителем и одним из учредителей которых явился учредитель Компании 1. Более никто, кроме директора, в этих Однодневках не работал.

Также в схеме фигурирует Компания 2, учредителем и директором которой явилось все то же физлицо. Она выдало займы Однодневкам, и те на них приобрели заправки, который арендовала Компания 1. Заемные средства Однодневки не вернули.

Став владельцем автозаправок, Однодневки сдали их в аренду Компании 1. Причем стоимость аренды существенно отличалась в большую сторону от той цены, которую раньше Компания 1 платила бывшим собственникам этим заправок, то есть независимым от нее арендодателям. Эти расходы Компания 1 включала в базу при исчислении налога на прибыль.

При проверке налоговый орган выяснил, что фактически Компания 1 перечисляла однодневкам лишь 20% от заявленной арендной платы. Показывая высокие расходы на аренду, она снижала базу по налогам. Кроме того, налоговые органы пришли к выводу, что Компания является фактическим владельцем заправок и должна заплатить с них налог на имущество. Общая сумма доначисленных налогов составила 7 млн рублей. В определении Верховного Суда РФ от 20 февраля 2017 г. № 302-КГ16-20667 судьи признали правоту ИФНС.

Фиктивный договор комиссии

Схемы с комиссией нередко применяются для налоговой оптимизации. Однако если налоговики заподозрят, что договор носил фиктивный характер, комиссионеру могут начислить платежи от всего объема выручки.

Действующие лица: Компания 1 — Комиссионер, Компания 2 — Комитент.

Согласно договору комиссии Компания 1 взялась реализовать товар, принадлежащий Компании 2. При этом отгрузка должна производиться со склада Комитента. Однако по факту Компания 2 —  обычная однодневка, у которой нет ни складов, ни персонала, а директор — лицо номинальное. Более того, не было первичных документов, которые бы подтвердили факт получения Комитентом (Компанией 2) товара, а его счета обрабатывались с компьютера, принадлежавшего руководителю Компании 1.

Все это налоговики без труда выяснили во время проверки. Они пришли к выводу, что взаимозависимые организации заключили фиктивный договор с целью снижения налогов. По факту же никакой комиссии не было — Комиссионер просто закупал товар у поставщика и перепродавал.

В результате инспекторы начислили Компания 1 (Комиссионеру) НДС и налог на прибыль в сумме более 83 млн рублей, и судьи признали правоту налоговой инспекции (определение Верховного Суда РФ от 31 января 2017 г. № 307-КГ16-19481).